Главная > Статьи / Мастрид > Екатеринбург под прямым управлением

Екатеринбург под прямым управлением


4-03-2019, 13:36
Политический статус Екатеринбурга меняется на наших глазах, даже если на первый взгляд это может быть незаметно. Город лишается остатков политической и административной автономии, переходя под прямое управление. Вопрос лишь в том, кто будет им управлять.

Екатеринбург под прямым управлением

Конец автономии

Существование города как самодостаточного политического образования — это почти всегда вызов для центральной и региональной власти. Вышестоящие власти хотят поставить город под свой прямой и полный контроль. Город по мере сил сопротивляется. Верх может взять то одна, то другая сторона.

Екатеринбург — не исключение. Получив свою автономию в начале 1990-х годов, Екатеринбург больше 20 лет с переменным успехом удерживал её. Власти Свердловской области, в свою очередь, все эти годы мечтали подчинить областной центр себе. То, что сначала воспринималось как личный конфликт Росселя и Чернецкого, было на самом деле куда более глубоким процессом. Это была борьба за прямое управление Екатеринбургом при его попытках избежать такого управления.

В 2018 году произошел коренной перелом. Дело не только в избрании нового мэра Александра Высокинского, который лично лоялен губернатору. Гораздо важнее, что Екатеринбург лишился многих инструментов, которые позволяли ему сопротивляться — прямых выборов главы города и городской думы, подконтрольной администрации.

Но в решающий момент оказалось, что сил, желающих взять Екатеринбург по свой контроль, больше, чем одна.

Областной контроль

Главным достижением областной власти, безусловно, можно считать назначение замгубернатора Александра Высокинского на пост главы Екатеринбурга. Высокинский сразу дал понять, что будет выполнять волю губернатора. В одном из первых интервью он прямо заявил: «Приказы не обсуждаются», имея в виду приказы главы области.

Как результат — администрация города поддержала проект строительства собора святой Екатерины в сквере у Драметатра, на котором настаивает губернатор и близкие к нему бизнесмены. Мэрия Екатеринбурга приложила максимум усилий, чтобы необходимые документы были приняты без лишних проволочек и скандалов. Например, общественные обсуждения поправок в правила землепользования и застройки были проведены так, что противники строительства храма про них ничего не знали.

Но нельзя быть самостоятельным наполовину: получив контроль в одном вопросе, областные власти не упустят свой шанс и будут добиваться того, чтобы решать все более или менее важные вопросы, касающиеся Екатеринбурга, оставив администрации и Высокинскому только текучку.

Так, показательным был конфликт вокруг отмены автобусного маршрута 024. Регулирование маршрутов — полномочие исключительно городской администрации. Мэрия, столкнувшись с протестами горожан, не довольных прекращением маршрута, сначала настаивала на своём. Но затем в дело решили вмешаться областные власти. Причем выступил не министр транспорта и не профильный замгубернатора, а вице-губернатор по внутренней политике Сергей Бидонько. Он выслушал протестующих горожан и пообещал прислушаться к их мнению. Вскоре после этого администрация города заявила, что полностью продублирует отмененный маршрут 024 за счет муниципального транспорта.

Скорее всего, таких ситуаций будет много. В Екатеринбурге грядет транспортная реформа, в ходе которой будет изменен не один, а все городские маршруты. Политические издержки этой реформы понятны и очевидны. Рост недовольства в первую очередь невыгоден областной власти, которая отвечает перед Кремлем за политическую ситуацию в регионе.

Если раньше региональное руководство могло списать протесты на неподконтрольную администрацию Екатеринбурга, то теперь такой возможности нет. Так что команда губернатора, по большому счету, заинтересована в том, чтобы транспортной реформы либо не было вообще, либо чтобы она не разозлила горожан. Второй вариант потребует гораздо больших усилий, которые никто прикладывать не готов. И вероятнее всего, в решающий момент губернатор или вице-губернатор попросят администрацию реформу отложить или не проводить вовсе. И это будет признак окончательной потери Екатеринбургом и его мэром своей самостоятельности.

«Коммунальный» фактор

Описанная выше картина будет неполной без одной очень важной детали. Область никогда бы не получила контроль над Екатеринбургом, если бы у нее не было могущественного союзника. Этого союзника называют по-разному: «коммунальный бизнес», «авторитетные предприниматели», «группа бизнесменов, которых связывают с бывшим ОПС «Уралмаш» и тому подобное. Определений много, каждое из них в той или иной степени неточно, но в Екатеринбурге все понимают, о ком и о чем идет речь.

Во время выборов в городскую думу в 2018 году эта группа встала на сторону областной власти и потратила немало ресурсов, чтобы провести в думу своих представителей. Именно за счет этих депутатов перевес оказался на стороне «области».

Но было бы наивно думать, что затратив столько сил и средств, бизнесмены, контролирующие коммунальный рынок города, спокойно отдадут все рычаги влияния в руки городской и областной администрации. В руках этой группы оказался важнейший политический инструмент — городская дума. При должном умении этим инструментом можно воспользоваться, чтобы фактически подчинить своей воле администрацию города.

Одна из самых важных побед на этом направлении была одержана в середине декабря 2018 года, когда 28-летний депутат гордумы Екатеринбурга Григорий Вихарев возглавил МУП «Спецавтобаза». Это предприятие — один из трех региональных операторов по обращению отходов, оно отвечает за вывоз мусора в Екатеринбурге и восточной зоне Свердловской области. В рамках «мусорной реформы» население будет платить по несколько миллиардов рублей в год, и контролировать эти деньги будет человек, которого ассоциируют с той самой «группой бизнесменов, контролирующей коммунальный рынок Екатеринбурга».

Миллиарды рублей обращаются и в сфере школьного питания, и борьбу на этом поле мы тоже можем наблюдать прямо сейчас. В центре скандала оказалось муниципальное предприятие «Золушка», которое обвиняют в отравлениях школьников. За судьбой этого МУПа и рынка школьного питания в целом надо пристально следить, она покажет, кто и в какой степени контролирует администрацию и является бенефициаром ее решений.

Закрепить контроль над привлекательными с финансовой точки зрения активами можно с помощью все тех же политических инструментов. Здесь принципиальным моментом будет принятие поправок в Устав Екатеринбурга и (в меньшей степени) в регламент городской думы. Идея, которая витает в воздухе и которая время от времени всплывает в публичном пространстве — обязать главу города согласовывать с гордумой кандидатуры своих заместителей, глав районов и руководителей ключевых подразделений. Очевидно, что если такие поправки будут приняты, то силы, контролирующие гордуму, получат необъятную власть. Получив такую власть, они смогут навязывать свою волю администрации и так или иначе монетизировать ее.

К слову, поправки в устав города и регламент гордумы будут проходить через комиссию по местному самоуправлению, которую возглавляет депутат Алексей Вихарев — старший брат уже упомянутого Григория Вихарева. Его, как и брата, относят всё к той же группе влияния, связанной с коммунальным бизнесом.

Высокинский не нужен?

По состоянию на начало 2019 года можно констатировать — даже та относительная политическая автономия, которая была у Екатеринбурга, закончилась. Город и его власти — больше не самостоятельный политический субъект. Но вопрос о том, кто будет контролировать Екатеринбург и получать от этого бонусы, пока открыт. Два претендента — областная власть и «коммунальный бизнес» — пока сосуществуют друг с другом и не вступают в конфликт. Но рано или поздно аппетиты вырастут, и противоречия станут критическими. Скорее всего, к следующему электоральному циклу они будут бороться друг с другом за полный контроль над думой и администрацией.

В такой конфигурации лишними оказываются не только горожане, мнение которых и так уже стараются не учитывать, но и нынешний глава Екатеринбурга Александр Высокинский. По большому счету, его можно рассматривать как переходную фигуру, необходимую для «зачистки» администрации от предыдущей команды. Сейчас он со своей задачей справляется, но при этом принимает на себя весь публичный негатив. Если так и будет продолжаться, то к концу пятилетнего срока Высокинский накопит такой отрицательный бэкграунд, что уже не будет нужен ни одной из сторон. Неслучайно время от времени возникают разговоры, что «коммунальный бизнес» хочет видеть следующим мэром все того же Алексея Вихарева. Наверняка и у «области» есть на примете свои, еще более лояльные, кандидаты.

Спутать карты обеим силам могло бы возвращение прямых выборов главы города. Но вряд ли на этот шаг в ближайшие годы кто-то решится пойти.

Алексей Шабуров
Вернуться назад