Трудная епархия: шесть публичных скандалов митрополита Кирилла

За последние годы конфликты, связанные с Екатеринбургской епархией, все чаще выходят на федеральный уровень и даже попадают на страницы зарубежных СМИ. При этом все недавние скандалы проходили при непосредственном участии митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла, который прежде старался дистанцироваться от неприятных событий.

Фото с сайта Екатеринбургской епархии РПЦ
Фото с сайта Екатеринбургской епархии РПЦ

Напомним, что Московский патриархат в 2011 году сделал на него ставку в надежде, что он сгладит последствия конфликта между общественностью и Церковью в период управления епархией архиепископа Викентия (Мораря). Получилось несколько иначе. «Политсовет» насчитал при митрополите Кирилле шесть крупных конфликтов, вследствие которых имиджевые потери понесла не только епархия, но и вся Русская православная церковь.

«Дело Соколовского»

Первый и на сегодня единственный в Екатеринбурге громкий процесс по уголовному делу об оскорблении чувств верующих, прошедший в апреле-мае 2016 года. Один из эпизодов дела связан с роликом о ловле покемонов в храме, который смонтировал блогер Руслан Соколовский. Впоследствии суд приговорил его к 3,5 года лишения свободы условно.

На стадии расследования дела и всего процесса Екатеринбургская епархия заявляла о своей непричастности к уголовному преследованию блогера. При этом на стороне обвинения выступили три православных священника: советник правящего архиерея по правовым вопросам иерей Виктор Явич, старший священник Храма-на-Крови Максим Миняйло и клирик храма Большой Златоуст иерей Сергий Кунгуров.

После вынесения приговора выяснилось, что от имени епархиального совета Екатеринбургской епархии РПЦ в прокуратуру было направлено заявление с требованием проверить ролики Соколовского. К слову, работу епархиального совета курирует лично митрополит Кирилл.

Такой поворот дискредитировал не только саму епархию, но и представителей Московского патриархата, которые также опровергали связь Церкви с «делом Соколовского».

«Хотя дело в отношении блогера Соколовского еще не завершено и судебный приговор по этому делу не вступил в законную силу, мы выступаем против попыток рассматривать этот судебный процесс как процесс Церкви против данного блогера», — говорил замруководителя синодального отдела РПЦ по взаимодействию с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.

Храм-на-воде

Едва только блогеру Соколовскому вынесли приговор, как Екатеринбургская епархия инициировала новый конфликт, связанный с проектом храма святой Екатерины в акватории Городского пруда. Справедливости ради следует отметить, что вместе с епархией в центре этого противостояния с общественностью оказались руководство региона и спонсоры проекта — глава РМК Игорь Алтушкин и руководитель УГМК Андрей Козицын.

Да и сами события проходили в мирном русле — в виде дебатов или спокойных акций «Обними пруд». За всю эту историю произошел только один скандал — при попытке организовать публичные обсуждения проекта в Доме писателей в декабре 2016 года. На той площадке дебаты между сторонниками и противниками проекта быстро перешли в перепалку. Дело едва не дошло до рукоприкладства.

Впрочем, сам митрополит Кирилл впоследствии решил продемонстрировать готовность к компромиссам. В октябре 2017 года он официально согласился на перенос площадки для строительства церкви в сквер у Театра драмы. Казалось, что на этом противостояние и закончится.

Храм-на-Драме

Движение в защиту сквера от застройки начиналось так же, как в истории с Городским прудом. На протяжении 2018 года конфликт проходил в вялотекущей форме. Но в этот раз митрополит Кирилл проявил упорную настойчивость, хотя областные и городские власти снова готовы были пойти на компромисс. Более того, архиерей лично возглавил сторонников проекта. Это было явно продемонстрировано на молебне, который прошел в марте 2019 года на территории планируемой застройки.

Чем все это закончилось, всем известно — Екатеринбург на несколько месяцев превратился в главную точку противостояния Церкви и общественности. Вдобавок жители других городов взяли пример с уральской столицы и также начали активно выступать против строительства церквей в зонах отдыха.

Московский патриархат всецело поддерживал главу Екатеринбургской епархии в этом конфликте. Но к середине июня 2019 года митрополит сдался, попытавшись при этом сохранить лицо.

«В атмосфере тотальной лжи и обмана даже участок, выбранный открыто и честно большинством горожан, все равно станет причиной раздора для людей, желающих разбудить древнего демона гражданской междоусобицы. Мы бы не хотели давать диаволу такую возможность, а потому с покорностью Божественному Промыслу, ведущему нас Ему одному ведомыми путями, отказываемся от права строить собор святой Екатерины в сквере у Драмтеатра», — говорилось в заявлении митрополита Кирилла.

События вокруг Храма-на-Драме, как и протесты против застройки Городского пруда, не раз привлекали внимание зарубежных СМИ: испанских, британских, американских и других изданий. В итоге городские и областные власти все-таки сумели найти выход из сложного конфликта — в Екатеринбурге прошел опрос, по итогам которого храм решено построить на месте бывшего Приборостроительного завода. Этот вариант поддержала и епархия. Строительство, впрочем, пока не началось.

Покрас Лампас

Через несколько месяцев после протестов в сквере Екатеринбургская епархия оказалась в центре нового скандала из-за работы Покраса Лампаса на площади Первой Пятилетки. Во время фестиваля «Стенограффия» художник изобразил там супрематический крест в стиле Казимира Малевича.

После того как работа была испорчена коммунальщиками, на композицию обратили внимание православные активисты. Основным актором выступила тогда директор музея святости Оксана Иванова, поддерживаемая ультраправославными единомышленниками.

Впоследствии в эту историю вмешался митрополит Кирилл, когда Иванову пытались привлечь к административной ответственности за несанкционированную акцию. Он поддержал возмущения православных активистов, но от радикально настроенных верующих попытался дистанцироваться.

Впрочем, в этот раз стороны пришли к решению, которое всех устроило. Художник все-таки восстановил произведение, но переделал его так, что пересечение линий больше не образовывало крест. Про эту историю как пример поиска согласия написали во влиятельном британском журнале The Economist.

Митрополит против карантина

В текущем году также не обошлось без конфликтов с участием Екатеринбургской епархии. В преддверии Пасхи митрополит Кирилл впервые публично пошел на конфронтацию с областными властями из-за запрета на проведение богослужений с участием верующих.

За несколько недель до Пасхи губернатор Евгений Куйвашев активно убеждал верующих провести главный христианский праздник дома. Глава региона не раз ссылался на патриарха Кирилла, который еще в марте призвал паству соблюдать самоизоляцию. Вдобавок к этому свердловский Роспотребнадзор наложил официальный запрет на посещение религиозных объектов.

Митрополит, в свою очередь, отказывался закрывать храмы. Проведению публичных богослужений глава епархии не препятствовал. Ссылки губернатора на заявление предстоятеля РПЦ митрополит Кирилл попросту игнорировал.

На протяжении всей Страстной недели можно было наблюдать полемику между главными представителями светской и церковной власти. Все опять закончилось компромиссом — теперь уже между губернатором и митрополитом. Правда смысл этой договоренности мало кто понял: запрет на посещение церквей не сняли, но епархия провела Пасху с публичными богослужениями.

Потеря монастыря

Последний на сегодняшний день конфликт с непосредственным участием митрополита Кирилла произошел на этой неделе — это захват среднеуральского монастырского комплекса схиигуменом Сергием Романовым и его сторонниками.

В этот раз глава Екатеринбургской епархии оказался в по-настоящему патовой ситуации. Как ранее рассказывал «Политсовету» источник в церковных структурах, архиерей и его окружение полностью исключили силовой вариант разрешения конфликта. Проведение переговоров с мятежниками в епархии также исключают, поскольку ради компромисса со схиигуменом придется пойти на нарушение канонов. Вряд ли среднеуральский священник добровольно откажется от служения и тем более от монастыря, который был построен под его руководством.

Примечательно, что после захвата монастыря митрополит попросту исчез из публичного пространства. Хотя ранее глава епархии участвовал в переговорах со сторонниками Сергия на ранних стадиях конфликта. Судя по реакции епархии на события в среднеуральском монастыре, можно предположить, что церковные власти решили оставить вопрос в подвешенном состоянии до ближайшего заседания церковного суда, которое пройдет 26 июня.

Однако, если схиигумена все-таки лишат сана и даже отлучат от Церкви, остается неясным, как епархия планирует вернуть под свой контроль монастырь.

Другой вопрос — сделает ли после этой истории оргвыводы Московская патриархия. Прежние конфликты руководство РПЦ еще могло простить митрополиту Кириллу с оговоркой на происки «внешних недоброжелателей» Церкви. Но частичная потеря власти в собственной епархии может вызвать вопросы к управленческим способностям митрополита. В данном случае следует вспомнить, что одного из бывших руководителей Екатеринбургской епархии епископа Никона (Миронова) сняли с кафедры в 1999 году не из-за обвинений в гомосексуальных связях, а за мятеж группы влиятельных священников. Синодальная комиссия посчитала тогда, что епископ Никон потерял контроль над епархией. Для нынешнего руководства РПЦ политические и менеджерские таланты, а также лояльность архиереев значат куда больше, чем их личные и даже духовные качества.

Сергей Беляев

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Контакты