Храм VIP-раздора

История с храмом святой Екатерины в Екатеринбурге изменила политические расклады во власти и элите. Храм, который должен был стать символом единения бизнеса, церкви и власти, на самом деле только поссорил всех.

Изображение из проектной документации с сайта Министерства строительства и развития инфраструктуры Свердловской области
Изображение из проектной документации с сайта Министерства строительства и развития инфраструктуры Свердловской области

Мы привыкли к тому, что власть умело провоцирует конфликты и подпитывает противоречия в обществе. С храмом святой Екатерины должна была случиться точно такая же история. Наверняка те, кто затевал проект, готовились к тому, что екатеринбургское сообщество расколется на протестующее меньшинство и пассивное православное большинство. Принцип «разделяй и властвуй» должен был сыграть вновь. Сама же власть готовилась выступить единым фронтом с РПЦ и крупным бизнесом. Храм, построенный на деньги двух миллиардеров напротив здания правительства Свердловской области, мог стать вечным памятником этой прочной сплоченности правящего класса.

Но вышло совсем иначе. Общество не раскололось, а объединилось. Против строительства храма в сквере, по данным ВЦИОМ, выступило 74% екатеринбуржцев. Такого единения от народа власть точно не ожидала. Мало того, сама власть, столкнувшись с сопротивлением, вдруг раскололась на несколько конфликтующих сторон. Политики и бизнесмены, еще вчера казавшиеся союзниками и друзьями, теперь конфликтуют друг с другом и обмениваются скрытыми ударами.

Так, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев был первым, кто предложил убрать сквер из списка площадок для размещения храма. Тем самым он перечеркнул все то, что сделал раньше для появления проекта храма именно в этом месте. Такое изменение позиции губернатора не могло понравиться ни застройщикам храма, ни Екатеринбургской епархии. Затем Куйвашев взял паузу, а потом — когда судьба сквера уже окончательно была решена — высказался по поводу мема «город бесов». Губернатор предложил вместо него называть Екатеринбург «городом храбрых». В контексте недавних событий его слова трактовали как сигнал поддержки участникам протеста — храбрыми в этом случае можно назвать только их. Получается, что с точки зрения сторонников РПЦ, Куйвашев переметнулся на сторону протестующих.

Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл выступил с заявлением, полным гнева и обиды. Понятно, что он обижен на Екатеринбург, который уже в третий раз не дает строить храм. Но в его речи можно найти и шпильку в адрес губернатора. Митрополит упомянул «голоса, внешне уверенные в том, что горожане не хотят строительства храма в ранее узаконенном месте, выхватывая инициативу друг у друга, трусливо требуют убрать его из списка». Поскольку первым убрать сквер из списка предложил Куйвашев, он вполне может принять эти слова на свой счет. Если это так, то конфликт между губернатором и митрополитом и вправду случился.

Вице-губернатор Сергей Бидонько отвечает за политическую стабильность в регионе. По идее, он должен был предвидеть протест и предотвратить его. Понятно, что сделать этого он не смог. Но когда акции уже начались, вице-губернатор должен был принять все усилия, чтобы ситуация не накалялась и не выходила на федеральный уровень, оставаясь локальной. Но получилось прямо противоположное. Бидонько все это время оставался на втором плане, а если и начинал выступать, то лишь усугублял ситуацию. И даже когда Куйвашев предложил вычеркнуть сквер из списка, Бидонько, вместо того, чтобы приложить все усилия для реализации воли губернатора, начал высказывать другую точку зрения. Это могло стать причиной недовольства со стороны Куйвашева. Так что отношения между губернатором и вице-губернатором уже совсем не те, что были до протестов. Еще один потенциальный конфликт.

Глава Екатеринбурга Александр Высокинский, напротив, очень старательно пытался не поссориться ни с кем. Он поочередно встречался со всеми сторонами конфликта, пытался искать форматы взаимодействия и предлагать компромиссы. Теперь уже понятно, что он отказался вычеркивать сквер, чтобы сохранить диалог с епархией и провести содержательные переговоры. Однако позиция «кота Леопольда» оказалась хоть и результативной, но опасной для самого мэра. Пытаясь помирить все стороны, Высокинский стал удобной мишенью для ударов с разных направлений. Протестное сообщество его усилий, похоже, не оценило — и продолжило по инерции критиковать мэра даже после того, как решение было принято в пользу защитников сквера. Кроме того, у Высокинского как раз в эти дни случился конфликт с городской думой из-за поправок в бюджет, но в этом случае сквер вряд ли был основной причиной.

Один из спонсоров строительства храма Игорь Алтушкин также не скрывает обиды на Екатеринбург. Он прямым текстом усомнился в том, что город заслуживает строительства собора. УГМК и РМК демонстративно отстранились от решения судьбы храма — как раз в тот момент, когда их публичная поддержка, наверное, очень была нужна епархии. Очевидно, что энтузиазм «медных королей» как минимум на время охладился. А значит, охладились и их отношения с РПЦ и областными властями.

В общем, история с храмом показала, что единство российской элиты совсем не так прочно, как кажется. Смогут ли поссорившиеся и обидевшиеся друг на друга политические игроки Урала помириться друг с другом, сказать трудно. И пока они не помирятся, судьба четвертой версии храма святой Екатерины будет оставаться под вопросом.

«Политсовет»

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты