Шаг влево: о чем говорят результаты выборов в России

Сентябрьские выборы в России принесли неприятный сюрприз для власти. Сразу в нескольких регионах «Единая Россия» проиграла выборы, а в четырех субъектах федерации губернаторские выборы перешли во второй тур. Здесь интересен не только сам факт того, что «партия власти» проигрывает, но и то, кому она проигрывает.

Шаг влево: о чем говорят результаты выборов в России

Коммунисты возвращаются?

Результаты выборов говорят однозначно: чаще всего власть проигрывает коммунистам. Еще два года назад, на выборах в Госдуму в 2016 году КПРФ потеряла больше всего голосов и показала крайне неубедительный результат. Но в 2018 году коммунисты внезапно возрождаются из пепла. Сразу в трех регионах — в Ульяновской, Иркутской областях и Хакасии — КПРФ заняла первое место на выборах в Заксобрания по партийным спискам. В семи регионах партия получила от 23 до 27% голосов. На выборах в гордуму Екатеринбурга КПРФ почти утроила свой результат по сравнению с выборами 2013 года.

Особо примечательны результаты выборов главы Хакасии, где никому не известный 30-летний коммунист Валентин Коновалов на 12% опередил действующего губернатора Виктора Зимина, кандидатуру которого поддержал президент Владимир Путин.

Такие результаты КПРФ однозначно говорят о росте протестного голосования в регионах, о недовольстве населения властью. Но важно и то, что эти протестные настроения приводят к голосованию именно за коммунистов, а не за партии либерально-демократического толка. Так, например, партия «Яблоко» никаких впечатляющих результатов на прошедших выборах не показала.

Получается, что при падении популярности власти симпатии электората смещаются влево — нынешние выборы не оставляют в этом сомнений. В обществе сформирован запрос на левую повестку. Первые признаки этого можно было наблюдать еще на президентских выборах, когда никому не известный бизнесмен Павел Грудинин, выдвинувшийся в президенты от КПРФ, вызвал настоящий ажиотаж. Не показав никаких выдающихся политических талантов и не предложив ничего интересного в содержательном плане, он тем не менее спокойно занял второе место. Кейс Грудинина говорит нам о том, что у левой политической силы, опирающейся одновременно на новые лица и на узнаваемый бренд КПРФ, есть очень хорошие перспективы.

Истоки полевения

Причин такого электорального сдвига влево можно выделить несколько.

Во-первых, растет объективное недовольство населения политикой властей. Падение доходов, рост цен, разрыв между богатыми и бедными порождают ощущение несправедливости и неизбежно актуализируют левую повестку. Растет запрос на социальную справедливость, понимаемую как перераспределение доходов. Простые лозунги типа «отнять и поделить» снова кажутся все более притягательными.

Во-вторых, либерально-демократическая идеология сильно дискредитирована стараниями власти. Долгие годы власть осознанно и прицельно боролась с «либералами» как со своими главными врагами. Были предприняты все возможные меры, чтобы в стране не появилось крупной партии либерального толка. Поэтому неудивительно, что при росте протестных настроений недовольным россиянам просто не за кого больше голосовать, кроме как за левых — либеральной альтернативы они в принципе не видят.

В-третьих, среди всей «системной оппозиции» именно КПРФ сумела сохранить более или менее прочную и работоспособную структуру в регионах. При прочих равных именно наличие организационной структуры может оказаться решающим преимуществом в борьбе за голоса протестной части электората.

В-четвертых, в пользу КПРФ играет «сила бренда». Еще с 1990-х годов коммунисты воспринимаются многими как главный противник власти. И хотя Геннадий Зюганов уже давно не критикует президента, а, напротив, в своих речах переживает за сохранность «путинского большинства», сила инерции велика. Для массы россиян по-прежнему актуальна формула «если не за власть, то за коммунистов».

Учитывая сказанное, можно предположить: если действующее руководство продолжит терять популярность, то народ скорее отдаст власть политикам левого толка, нежели политикам прозападной ориентации. Как бы ни был неприятен этот вывод, но на данный момент это так. Мечты о том, что в случае какого-либо потрясения власть сама упадет в руки «либералов», пока никак не оправдываются. На данный момент гораздо более вероятно, что власть если и упадет (а это далеко не факт), то упадет в руки левых, имеющих хорошую организационную структуру.

Что дальше?

Если говорить о последствиях наблюдаемого «шага влево», то их может быть несколько.

Первое — это рост стоимости «проекта КПРФ». Речь идет как о вполне приземленных вещах вроде подорожания стоимости места в списке компартии, так и о более серьезных моментах. Очевидно, что у КПРФ усиливается переговорная позиция при взаимодействии с властями на разных уровнях. Разумеется, коммунисты не собираются «брать власть», но непременно воспользуются шансом «продать себя подороже».

Наверняка обострится и борьба за наследство стареющего Геннадия Зюганова. Его преемник встанет во главе не умирающей партии, а вполне перспективной политической силы. Нет сомнений, что власть приложит все усилия для того, чтобы КПРФ возглавил предсказуемый и понятный человек, не представляющий угрозы и не способный всерьез претендовать на пост президента в 2024 году.

Второе — власть непременно попытается перехватить и взять под контроль левую повестку. О том, что такие попытки будут сделаны, стало понятно еще после президентских выборов. Скорее всего, речь пойдет об уже анонсированном создании новой левой партии на базе «Справедливой России» и ряда более мелких левых партий. Эта партия должна будет отбирать голоса у КПРФ в новом электоральном цикле. Очевидно, что у такого проекта будут проблемы и с брендом, и с оргструктурой, и с лидерами. Тем не менее вероятность создания новой левой партии к 2021 году крайне высока.

Параллельно будут предприниматься попытки дискредитировать саму КПРФ. Как это может быть сделано, мы видели на примере Грудинина во время президентских выборов, когда его атаковали так, словно он действительно представляет какую-то угрозу. В своей дискредитации может поучаствовать и сама КПРФ, которая своим сталинизмом словно бы намеренно отпугивает вменяемую и умеренную часть электората.

Третье — другим оппозиционным политикам, в том числе и несистемным, тоже придется сделать шаг влево. Хочется того или нет, но в новом электоральном цикле именно левая повестка будет задавать тон. Вопросы социальной справедливости по мере ухудшения экономической ситуации будут все больше и больше волновать людей.

Собственно, некий крен влево можно уже наблюдать, к примеру, и у Алексея Навального. Его разоблачения коррупционеров, по сути, ставят именно вопрос о справедливости. Демонстрация замков, дворцов и прочей роскоши российской элиты главным образом показывает людям несправедливость в распределении доходов в российском государстве. Другое дело, что посмотрев ролики Навального и возмутившись этой несправедливостью, люди идут и голосуют за коммунистов, поскольку проголосовать за Навального они физически не могут. Вопрос в том, захотят ли они голосовать за него, если такая возможность вдруг появится. Как бы то ни было, в ближайшие годы мы, скорее всего, продолжим наблюдать сдвиг риторики Навального и других оппозиционеров влево. Но для того, чтобы это полевение дало результаты, им нужно будет создать структуру и бренд, способные конкурировать с КПРФ. Задача сама по себе непростая, но, в принципе, решаемая.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Контакты