Загрузка...

Бойкот или троллинг: как поступить сторонникам Ройзмана?

Главный вопрос, который обсуждают после выхода Евгения Ройзмана из губернаторской кампании в Свердловской области, это как теперь быть его сторонникам. Могут ли они как-то отомстить за главу Екатеринбурга или попытаться повлиять на результаты выборов? Чаще всего звучит слово «бойкот», но если хорошо подумать, могут быть и другие варианты действия. Рассмотрим их.

Бойкот или троллинг: как поступить сторонникам Ройзмана?

После того, как Ройзман выбыл из предвыборной гонки, единственное, что могут сделать его сторонники — это ухудшить результат основного кандидата, врио губернатора Евгения Куйвашева. Добиться его поражения нереально, но можно ослабить его условную легитимность, сделать победу как можно более спорной и неуверенной. Будем считать, что сторонники Ройзмана хотят именно этого. В таком случае есть три совершенно разных по своей сути стратегии.

Первая стратегия — устраивать массовые акции протеста в поддержку Ройзмана. Как известно, по негласным аппаратным понятиям, количество акций протеста учитывается при оценке губернатора. И если выборы в Свердловской области будут сопровождаться массовыми протестами, то это однозначно пойдет в минус Куйвашеву и ослабит его позиции даже несмотря на победу на выборах. Но вместе с тем очевидно, что никаких акций протеста в Свердловской области не будет — ни в Екатеринбурге, ни тем более в других городах. Их никто не собирается организовывать, да и собрать большое число участников вряд ли получится. Учитывая последние протесты, чтобы акцию заметили на федеральном уровне, нужно что-то по-настоящему массовое и громкое (например, визит Навального). Так что эта стратегия самая маловероятная и малореализуемая из всех.

Вторая стратегия — бойкот. Именно к этому призывает сам Евгений Ройзман, его поддержал и Алексей Навальный. «Выборы надо бойкотировать. Причём не пассивно (мы просто не пойдём), а активнейшим образом призывать всех не идти на выборы и выражать своё недовольство. В Свердловской области — только бойкот. Призываю всех сторонников активно им заниматься», — написал Навальный.

Призыв действительно звучит эффектно. Но будет ли бойкот эффективен? Предположим, у Ройзмана на самом деле достаточно сторонников, и они откликнутся на этот призыв и проигнорируют выборы. Это приведет к снижению явки — возможно, заметному. Кампания в Свердловской области и так вялая, и активный бойкот может снизить явку еще больше. Тогда можно будет говорить, что Куйвашева выбрало незначительное число людей, и реальной общественной поддержки у него нет.

Но есть и обратная сторона. Предположим, противники губернатора на выборы не придут, явка будет низкой. Но ведь мобилизованные административным методом сторонники Куйвашева все равно пойдут на избирательные участки и проголосуют «как надо». И, учитывая отсутствие протестного электората, таких людей будет большинство. Следовательно, при низкой явке Куйвашев наберет значительный процент голосов — не «чуть больше 50%», а гораздо более внушительное число (до 80%). И это позволит ему говорить, что он набрал абсолютное большинство голосов (не упоминая, естественно, про низкую явку). И все в итоге запомнят именно это число — сколько процентов проголосовало за Куйвашева.

Третья стратегия — троллинг в духе «проголосуй за любого другого кандидата». Надо сказать, что соперников Куйвашеву подобрали не самых сильных, и массовое голосование за любого из них будет выглядеть именно как издёвка. Например, можно массово голосовать за бывшего соратника Ройзмана, депутата екатеринбургской гордумы Константина Киселева, который, как говорят, без проблем прошел муниципальный фильтр. Или за Дмитрия Сергина, другого депутата гордумы Екатеринбурга.

Само по себе это может тоже быть ударом по легитимности врио губернатора — чем слабее его соперники, тем более неприятным будет, если они наберут ощутимый процент голосов. Но самое главное не это. Если мы предполагаем, что у Ройзмана действительно большое число сторонников, способное изменить ход выборов, то их массовое голосование за другого кандидата способно довести выборы до второго тура. И тут уже легитимность и уверенность совсем пошатнется. Но повторимся: для этого такое голосование должно быть по-настоящему массовым, то есть явка будет высокой. Если такое произойдет, то выход Куйвашева во второй тур с Константином Киселевым будет самым неприятным из всех возможных результатов выборов.

Суммируем. Первая стратегия отпадает. Вторая и третья стратегии работают принципиально по-разному: одна снижает легитимность через явку, вторая — через попытку довести выборы до второго тура. Идеального варианта, при котором и явка будет низкой, и второй тур реальным, не существует. И еще — чтобы любая из этих стратегий была эффективной, сторонники Ройзмана должны согласованно следовать только одной из них. В противном случае у них ничего не получится. Мы знаем, что сам Ройзман призвал к бойкоту, но до выборов еще полтора месяца, и время, чтобы поменять концепцию, у него есть.

Уральские политологи к идее бойкота отнеслись в целом скорее скептически.

«Я лично всегда противник всякого рода бойкотов, потому что, как правило, бойкот как акция не получается. В наших российских условиях акция по бойкоту практически проваливалась, и в результате этого провала инициатор акции оказывался в неприглядном свете. С другой стороны, выборы так или иначе проходят, и люди, которые не пришли, в силу бойкота тем самым косвенно повышают число сторонников оппонента. Т.е. люди первого главного кандидата пришли и проголосовали, их нагнали, еще и лотерею провели. В результате за счет тех, кто бойкотирует, процент победителя будет выше. В конечном счете, результат оказывается обратный задуманному», — рассуждает политолог Сергей Мошкин.

«Если исходить с точки зрения технологий и рассматривать этот электорат, ориентированный на либеральные идеи, то там есть единственный кандидат, который может соответствовать этим идеям — это господин Киселев. Удивительно, что Ройзман не призвал проголосовать за него. Поэтому для этих людей, если они все же собираются высказать свою поддержку либеральным идеям, как они считают, которые выражает Ройзман (хотя на самом деле, это не совсем так, потому что у него достаточно путаная концепция), было бы логично проголосовать за Киселева. Для них это был бы конструктивный шаг. Ну, а не идти голосовать — это самое лучшее решение для них. С одной стороны, можно поддерживать кандидата, а, с другой стороны, можно и не ходить на выборы и не голосовать за него. Это очень часто случается. На явке это никак не отразится. Часть избирателей просто перегруппируется. Придет просто больше другой части избирателей, а эти останутся дома. Чаще всего все эти сторонники Ройзмана — представители абсентеизма, которые вообще не ходят на выборы», — говорит представитель Фонда развития гражданского общества в Свердловской области Анатолий Гагарин.

Сам Константин Киселев, который при такой стратегии превращается в главного конкурента (и даже угрозу) для Евгения Куйвашева, подтверждает, что рассчитывает на сторонников тех, кто не допущен до выборов — в том числе и Ройзмана.

«Я не делаю исключений: электорат мой, электорат Ройзмана, тем более что электорат Ройзмана очень разный. Но я надеюсь, что электорат тех людей, которых не допустили, и тех людей, которые настроены либерально, будет на моей стороне», — рассказал Киселев «Политсовету».

Хотелось бы отметить еще один момент. Сейчас в Свердловской области нет никаких достоверных социологических данных, которые могли бы объективно оценить как электорат Ройзмана, так и электорат Куйвашева. Из-за этого предсказать то, как та или иная стратегия отразится на результате выборов, невозможно. Без достоверной социологии всё это будет лишь игрой на удачу. Если же такие данные появятся, то тогда может появиться и единая продуманная стратегия, и необязательно это будет бойкот.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Контакты