Загрузка...

Губернаторы на шахматной доске

За десять дней в России сменилось четыре губернатора. Во всех случаях на смену прежним руководителям пришли те, кого называют «молодыми технократами» — всем около сорока лет, все так или иначе связаны с экономикой. Но чтобы найти в этих назначениях какую-то логику, одного возраста назначенцев явно недостаточно.

Губернаторы на шахматной доске
Фотография с официального сайта Кремля

На самом деле понятие «молодых технократов» не слишком удобно для того, чтобы понять суть последних назначений. Что оно означает? В лучшем случае — то, что назначенец не является силовиком и, возможно, лучше силовиков разбирается в экономике. И всё. За словом «технократ» скрывается отсутствие какой-либо политической позиции, какого-либо политического опыта. У них нет идеологии, а есть лишь субординация: профессиональные администраторы выполнят всё, что скажет начальство. Это поколение чиновников, сформировавшихся при Путине, и в этом смысле приставка «молодые» указывает ровно на это, выступая синонимом «путинские». Неслучайно никаких «старых технократов» как класса нет: допутинская бюрократия была несколько иной.

Поэтому объединять новых губернаторов только по этому одному признаку было бы неправильно — это скажет нам разве что о постепенной смене управленческих поколений. Но для самих регионов это ничего не значит. Им-то придется жить не с абстрактными представителями технократического путинского поколения, а с конкретными губернаторами. И в этом плане назначение к ним людей без политического опыта не сулит ничего хорошего. Как показывает опыт, губернатор все-таки должен быть политиком, по-другому пока не получается. И слабые политики ни одному региону пользы еще не принесли.

Если же искать у новых назначенцев что-то общее, то правильнее будет заметить, что все они до последнего времени работали в Москве. Пермский Решетников — в правительстве Москвы, бурятский Цыденов — в Минтрансе, новгородский Никитин — в Агентстве стратегических инициатив, рязанский Любимов — в Госдуме. Кто-то имеет опыт работы на региональном уровне, кто-то нет, но именно Москва стала «перевалочным пунктом» в их карьере. И это представляется важным моментом. Судя по всему, Кремль по-прежнему не намерен делать ставки на региональные элиты, в которых, очевидно, видит угрозу своей власти. Региональный чиновник становится губернатором, только пройдя очищение и перевоспитание Москвой. Верным может оказаться и то, что федеральная власть просто не считает нужным или попросту не может искать кого-то за пределами своего поля видимости, ограниченного условным Садовым кольцом.

Но и это объяснение не дает ответа на вопрос, почему выбраны именно эти фигуры, а не другие. Ведь, как мы понимаем, таких «технократов» вокруг правительства, администрации президента и близких к ним структур очень много. Чтобы ответить на этот вопрос, обычно стараются определить клановую принадлежность новых назначенцев, делая из этого выводы типа «Пермь отдали клану Собянина», «Бурятия досталась Ротенбергам». Говоря подобное, обычно считают само собой разумеющимся, что Собянину очень нужна Пермь, а Ротенберг жить не сможет без Бурятии.

Но на самом деле гораздо честнее будет сказать, что ни Бурятия, ни Пермь, ни другой регион (кроме столиц и нефтяных территорий) сами по себе давно уже не представляют ценности. За последние годы регионы сильно просели экономически, ресурсная база существенно сократилась, и даже заведя в губернаторы своего человека, тот или иной клан вряд ли что-то выиграет.

И тем не менее однозначно отметать «клановый» принцип было бы неправильно. Но, возможно, есть смысл посмотреть на него под другим углом.

Возможно, рассматривать все нынешние назначения стоит с точки зрения 2018 года — но даже не президентских выборов, а того, что будет после них. В самих выборах интриги как раз нет. Их выиграет Владимир Путин, если, конечно, не передумает баллотироваться (что вряд ли). Это знают все. Но кто знает, что будет после того, как Путин заступит на свой четвертый срок?

7 мая 2018 года правительство Дмитрия Медведева будет отправлено в отставку (если, конечно, этого не случится раньше). Каким будет новое правительство, сейчас не может сказать никто. И именно эта неопределенность наверняка волнует умы всего путинского окружения, всех кланов, вращающихся вокруг и около Кремля. Кто станет новым премьером? Кто будет министрами? Кто будет «отраслевыми» помощниками и советниками президента?

Вот за эти посты и вступят в борьбу все политические кланы. А, скорее всего, эта борьба уже началась, ведь времени осталось немного, всего год, ходы нужно начинать делать уже сейчас. И вот с этой-то точки зрения и нужно посмотреть на губернаторские назначения. Например, перевод министра экономики из правительства Москвы в Пермь — это усиление Собянина или ослабление? Приближает ли это Собянина к посту премьер-министра или, напротив, отдаляет? На самом деле это больше похоже на выбивание ключевого члена команды во вторую лигу, нежели на усиление. С этой же точки зрения можно рассматривать и другие назначения: федеральный замминистра может принести своему клану куда больше пользы, нежели губернатор далекой Бурятии.

Это тот случай, когда как нельзя лучше уместна метафора шахматной доски. Большая партия уже началась, но основная игра еще впереди, а сейчас пока играется дебют: в ход идут пешки-губернаторы, которых двигают на новые позиции или приносят в жертву, чтобы усилить и ослабить другие, более весомые фигуры.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 

Контакты