К чему приведет муниципальная реформа?

Одной из главных политических тем 2014 года неизбежно станет реформа местного самоуправления, которую в своем послании Федеральному собранию анонсировал президент Владимир Путин. Суть реформы пока не ясна: то ли самоуправление просто распространят на районный уровень, то ли вдобавок еще и отменят выборы мэров крупных городов. Но если попытаться приложить существующие варианты к Екатеринбургу, то уже сейчас станет понятно: реформа принесет еще больше проблем и наверняка пойдет не так, как того хотят и власть, и общество.

К чему приведет муниципальная реформа?
Карта Екатеринбурга. Изображение с сайта tourister.ru

Разговоры о муниципальной реформе начались в декабре прошлого года. Первым тему поднял ОНФ — по их проекту выборы мэров крупных городов должны быть отменены, а населению вместо этого будет предложено избирать руководство районов. С похожим проектом выступил близкий к Кремлю Институт социально-экономических и политических исследований. Послание Путина частично подтвердило эти слухи — реформа действительно была объявлена, но ее содержание так и осталось тайной. Во время своей большой пресс-конференции Путин лишь заявил, что выборы мэров следует сохранить.

Однако уже в начале января вопрос об отмене выборов стал обсуждаться вновь, как будто никаких высказываний Путина на эту тему и не было. «Поступило около 300 предложений по 50 направлениям — от просьбы дать муниципальным образованиям денег и ничего не менять до идеи упразднить самоуправление на городском и районном уровнях. Многие предлагают продлить государственную власть до городских округов с населением 130-300 тыс. человек и муниципальных районов, а МСУ оставить только во внутригородских районах. При этом городские администрации предлагается включить в состав региональных, назначение мэров передать губернаторам», — пишет газета «Коммерсантъ» со ссылкой на главу Всероссийского совета местного самоуправления Вячеслава Тимченко.

Как бы то ни было, на местах уже начали примерять реформу к своим городам. Если Госдума и президент все же примут жесткий вариант Народного фронта, то в Свердловской области реформа затронет главным образом Екатеринбург и Нижний Тагил. По совпадению, именно эти два города сейчас проявляют политическую независимость и не боятся оппонировать областной власти. Так что руководство региона будет заинтересовано именно в таком жестком варианте — и по некоторым данным, некие проекты преобразований в губернаторской администрации уже готовятся.

Для Екатеринбурга это будет означать следующее: выборы мэра будут отменены, глава администрации будет назначаться губернатором и входить в областное руководство. Сам город будет разделен на семь муниципалитетов, соответствующих нынешним районам — в каждом из них будет избираться собственный глава и собственное муниципальное собрание. Вероятно, районам будет делегирована часть полномочий — но какая именно часть, пока не очень понятно. Вряд ли новые муниципалитеты получат в свое распоряжение серьезные бюджеты: не исключено, что на них просто свесят самые проблемные отрасли вроде «социалки» и культуры.

Интерес области в такой реформе понятен — губернатору может показаться, что таким способом он ликвидирует влиятельный политический центр в лице мэрии Екатеринбурга, который он не смог взять под контроль на выборах 2013 года. Однако в реальности, скорее всего, всё получится по-другому. Если в сентябре областная команда не смогла выиграть всего одну кампанию и не сумела провести своих людей ни в городскую думу, ни на пост мэра, то что будет, когда придется проводить сразу семь (а точнее — четырнадцать) кампаний? Очевидно, что у губернатора и его людей нет и в ближайшее время не будет ни политических, ни человеческих ресурсов, чтобы победить на таких гипотетических выборах.

Чем больше выборов, чем больше мандатов разыгрывается одномоментно, тем больше степень неопределенности и больше шансов для победы независимых от областной администрации кандидатов. Участие в мэрской кампании для многих политиков невозможно с финансовой точки зрения — выборы в полуторамиллионом городе слишком дорогие и требуют привлечения крупных спонсоров. Но выборы на пост главы района будут уже намного более доступны для политиков среднего звена, не имеющих административной поддержки. Кроме того, чем меньше избирателей, тем проще донести до них свою позицию без использования СМИ, что обесценивает все имеющиеся у власти информационные ресурсы.

Разумеется, всё то же самое можно сказать и о районных депутатах — выборы дум в районах будут максимально непредсказуемыми, и побеждать на них будут не те, кого поддержит губернатор, а те, кто сможет дойти до каждого избирателя. Нынешние единороссы на такое вряд ли способны. К тому же нынешние методы власти заточены на кампании городского масштаба, и инструментов для тонкой работы на микроуровне у них отсутствуют — и их кампания в этом случае рискует стать похожей на стрельбу из пушки по воробьям.

Итак, вместо одной неподконтрольной администрации область рискует получить сразу семь таких независимых центров, каждый из которых будет обладать всей полнотой легитимности (в отличие от нынешнего губернатора Куйвашева, который в выборах вообще никогда не участвовал). Говоря образно, если сейчас проблемой для региональной власти является один Ройзман, то после реформы свои Ройзманы могут появиться в каждом районе. В итоге губернаторской команде волей-неволей придется вести диалог в том числе и с условным «мэром Уралмаша» — а кто может стать таким «мэром», лучше даже не загадывать.

Но это только одна проблема. Вторая, не менее важная загвоздка состоит в самом принципе деления города на муниципалитеты. Российская власть любит идти самым прямолинейным путем — а потому, скорее всего, город просто будет разбит на семь частей в соответствии с нынешними районами. Но если взглянуть на карту города, то можно увидеть, что существующее деление на районы не соответствует реальной жизни Екатеринбурга. Например, центр города, который вроде бы должен быть единым пространством, на самом деле поделен между Верх-Исетским, Кировским, Ленинским и Октябрьским районами. Если оставить нынешнюю схему, то никакого единого управления у центральной части Екатеринбурга не будет, и как будет организована работа городских служб в этом случае, сейчас даже трудно представить.

Кроме того, нынешние районы объединяют в себе довольно разнородные территории: например, Октябрьский район — это и часть центра, и поселок Кольцово. Какие общие интересы могут быть у избирателей такого муниципалитета? Как будет работать дума такого района? Очевидно, что это никак не сделает местное самоуправление ближе к людям, а просто спустит существующие противоречия на уровень ниже. Но если отойти от нынешнего деления и разделить город в соответствии с реально существующими микрорайонами, то муниципалитетов в Екатеринбурге будет не меньше десяти, и помимо «мэра Уралмаша» появятся «мэр Вторчермета», «мэр Сортировки» и «мэр ЖБИ». Это, разумеется, разнообразит политическую жизнь уральской столицы, но никак не поможет власти упорядочить управление на местах.

Но если в Екатеринбурге еще возможны различные варианты, то Нижний Тагил в случае реализации такой реформы просто будет поставлен под угрозу распада. Районы там и так обособлены друг от друга, а если их еще и наделить самоуправлением, то город как единое целое просто перестанет существовать. Так, например, Дзержинский район («Вагонка») считается вотчиной Уралвагонзавода, а Тагилстроевский традиционно контролируется НТМК. Интересы двух градообразующих предприятий обычно не совпадают друг с другом и сбалансировать их можно только на уровне города. Если же самоуправление будет отдано районам, то каждое предприятие будет вести на контролируемой территории собственную политику без учета интересов Тагила в целом.

Даже на этих двух примерах понятно, что, начиная реформу местного самоуправления, власти плохо представляют, чем она может закончиться. У них нет никакой программы и никакой внятной картины будущего. С одной стороны, их мотив понятен — на примере последних кампаний стало понятно, что выборы в крупных городах становятся полем реальной политической борьбы, в которой участвуют и даже побеждают независимые кандидаты. Но как это обычно и бывает, власть действует исключительно в реакционном ключе: проиграв выборы в нескольких городах, они просто отменяют выборы, а не думают о том, почему народ перестал их любить. И вместо того, чтобы просто вернуть везде прямые выборы мэров, увеличить число депутатов городских дум и отказаться от партийный списков на муниципальном уровне, Кремль начинает грандиозную реформу, больше похожую на аферу, финал которой (если она в принципе дойдет до финала) может разочаровать вообще всех. Ни к чему кроме неуправляемого хаоса это, очевидно, привести не может.

Алексей Шабуров

Нажмите для вставки кода в блог
Распечатать

Архив Новостей

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Контакты